Адвокат Юлия Королева

Так уж получилось, что черновик этой статьи был написан в СИЗО-1, где я долго ждала свидания со своим подзащитным, что для меня является большим шоком – поскольку, специализируясь на юридическом сопровождении строительства, никак не думала, что придется здесь побывать. Вот чем иногда может сопровождается строительство. Хотя, написать я хотела не об этом –, а о том, насколько изощренной иногда может быть тактика взыскания неустойки участниками долевого строительства с Застройщиков, которым они честно внесли деньги за свои законные квадратные метры.

Все дело в том, что в последнее время на рынке юридических услуг появились такие юридические фирмы, и индивидуальные предприниматели, которые сами взыскивают неустойку в свою пользу. Делают они это на основании договора цессии – по которому приобретают право требования к застройщику. За это уступленное право требования самому дольщику юристы впоследствии обещают вернуть 50% от взысканной суммы.

 Разбирая эту ситуацию – в целях написания отзыва по исковому заявлению – мы с коллегами обнаружили интересное сочетание обстоятельств – которое побудило нас организовать круглый стол – с участием Торгово-промышленной и Общественной палат Республики Татарстан. Дело в том, что данне правоотношения – между дольщиками и застройщиками – регулируются положениями закона о защите прав потребителей. Следовательно, данные иски дольщиков рассматриваются в судах общей юрисдикции. Всем конечно давно известно, что в соответствии с положениями ст. 13 ФЗ «О защите прав потребителей», дольщику, как и любому потребителю в суде также присуждается штраф – 50%  от взысканной суммы.

Все это логично и правильно. Если речь идет о потребителе или дольщике, кто ж спорит. Но дело в том, что купившая право требования юридическая компания становится правопреемником дольщика. Только вот иск подает при этом – в арбитражный суд.     И спор, просто по мановению волшебной палочки становится уже спором между хозяйствующими субъектами. Арбитражный суд данные споры рассматривает. При этом, обязанность по применению статьи 333 ГК РФ – об уменьшении неустойки в случае заявления ответчиком такого ходатайства  — у Арбитражного суда отсутствует. Согласно положениями  АПК  уменьшение неустойки – это право арбитражного суда, а не обязанность. Следовательно, при отсутствии обстоятельств, свидетельствующих о явной несоразмерности неустойки – снижение заявленных сумм неустоек бывает весьма незначительным.     Напомню, что сумма неустойки взыскивается не в пользу дольщика, а в пользу юридической компании, дольщику данная компания должна только половину. Но и это не все. В пользу юридической компании Арбитражный суд  взыскивает также еще и штраф – в размере все тех же 50% от взысканной суммы. И, как высказался представитель арбитражного суда Республики Татарстан на организованном по данной теме заседании круглого стола – это вполне обоснованно, поскольку юридическая компания купила право требования этого штрафа по цессии. Здесь главное – как считают арбитражные суды – цессия должна быть заключена только после того, как участник долевого строительства – цедент направил претензию застройщику и тот ему в удовлетворении претензии либо отказал,  либо не ответил на нее. Только в этом случае право требования штрафа возникнет и может быть переуступлено. Сама же покупка такого требования и его реализация – это предпринимательская деятельность юридической компании с присущими ей предпринимательскими рисками, осуществляемая с целью извлечения для себя прибыли.

Теперь юридической компании остается только получить взысканную по решению суда сумму и 50% от нее отдать дольщику. В итоге, за простейший процесс, иск по которому можно скачать в Интернете, юридическая компания получает гонорар порядка 200 000 рублей. И у меня лично имеются серьезные подозрения, что это вознаграждение – ни что иное, как гонорар успеха. Ведь по сути, вознаграждение юриста изначально устанавливается в процентах (и не маленьких) от взысканной суммы. Для дольщиков эта ситуация выгодна тем, что Арбитражный суд взыскивает гораздо большие суммы неустоек, он ведь рассматривает споры в сфере экономической деятельности! Но почему же экономическим спором становится взыскание  неустойки с застройщика?

 При этом, адвокатам запрещено приобретать права требования у своих клиентов. А рядовым юристам, получается, разрешается.

Пока что правоприменители в лице арбитражного суда не видят в данной ситуации ни нарушений законодательства, ни факта установления гонорара успеха – хотя последний более десяти лет запрещен в качестве определения основной суммы вознаграждения. Лично я эту точку зрения не разделяю – и полагаю вопросы эти очень и очень спорными. По итогам проведения круглого стола была выработана резолюция и направлена в Верховный суд РФ – с целью рассмотреть данную ситуацию на ближайшем  заседании Президиума Верховного суда.

При этом, остается неразрешенным один очень важный вопрос – адвокатская деятельность официально является некоммерческой деятельностью и мы, адвокаты, должны во всем исходить из интересов клиентов. За это мы имеем право на гонорар -  в размере, согласованном с клиентом. А юридические компании, имеющие организационную форму Обществ с ограниченной ответственностью – являются субъектами предпринимательской деятельности и могут, в принципе, делать все, что хотят – даже покупать долги у физических лиц и взыскивать их в арбитраже, получая % от взысканной суммы. При этом, еще больший вопрос – насколько быстро и полностью впоследствии эти юристы рассчитаются со своими цедентами – дольщиками.

Данная ситуация как нельзя наглядно демонстрирует нам, что как ни крути, а сфера оказания юридических услуг должна быть некоммерческой. Ведь оказывая юридическую помощь – исходить и действовать нужно в интересах клиента, а не в целях извлечения для себя прибыли. Если ты исходишь из интересов клиента – то автоматически собственная цель извлечения прибыли  — недопустима. Считаю, что это очень серьезный вопрос, который подлежит обсуждению и анализу, в том числе, на основании опыта  других государств, имеющих стабильные и сильные традиции  юриспруденции. В целом, это неоднозначный и очень важный вопрос, при том, что в рассмотренном частном случае рассмотрения арбитражными судами исков юридических компаний по неустойкам к застройщикам – я уверена в том, что данные споры к компетенции арбитражного суда относиться не должны, поскольку это противоречит принципу законности, ведь будучи правопреемником дольщика, юрист не может при этом в споре с застройщиком  являться субъектом предпринимательской деятельности – тут уж либо он правопреемник потребителя,  либо хозяйствующий субъект.

Единственно, хочется предостеречь особо предприимчивых коллег – юристов, не обладающих адвокатским статусом -   от разного рода необдуманных действий в целях извлечения прибыли, например, позабыть выплатить стоимость цессии дольщикам – цедентам. Этого никогда не стоит делать. К тому же статья написана в очереди ожидания свидания с подзащитным в СИЗО… и о подобных последствиях коммерческой деятельности с целью извлечения прибыли всегда стоит помнить.